Мои друзья любили друг друга беспрекословно. Как судьба может отнимать такое счастье?

Я не мог налюбоваться на них. Они были самой лучшей парой в моем окружении. Всегда вместе, всегда рядом, самые счастливые. Они даже не старались быть вместе – их любовь решала все проблемы, если они возникали. Я им завидовал, я хотел быть таким же, как они. И теперь, зная конец этой истории, я все ещё хочу, чтобы со мной случилось нечто подобное, пусть и на такой короткий миг.

Маша с Игорем дружили ещё в начальной школе, сразу как-то всеобъемлюще, всепоглощающе. Вокруг них создался такой особый мир, сотканный из книг, игр, общих интересов… В старшей школе они были одной вселенной. Удивительно, но в их мире были не только они одни, множество друзей и знакомых, товарищей — интересных, разных, талантливых. Я радовался, что входил в их число, как старый друг Игоря. Маша была белокурой красавицей. Признаюсь, у меня однажды мелькнула мысль, что я сам в неё влюблен, но, глядя в горящие глаза своего друга, я об этой мысли больше не вспоминал, я сжёг её, как бумагу.

legend

Мы закончили школу, повзрослели, виделись редко, но я не уставал восхищаться их отношениями. Лет в двадцать ребята расписались и стали жить ещё лучше, чем раньше. Игорь был талантливым архитектором, а Маша заканчивала «мед». Той осенью Игорь пригласил меня к себе на день рождения на свою дачу, которая располагалась недалеко от Москвы, в Купавне. Выйдя с электрички, я поймал взгляд своего старого друга, с которым не виделся вот уже больше года.

— Как у тебя, Вовка? – спросил он после крепких объятий.

— Да ничего, проекты, работа, — ответил я, — ничего особенного.

— А где девушка? Сказал же, что будешь не один, — он посмотрел на меня с едва уловимой улыбкой. Я не стал признаваться, что моя очередная девушка нашла себе планы на вечер получше, чем компания моих старых друзей. С утра мы сильно повздорили. Я просто пожал плечами, — Ясно, — продолжил он, — не горюй, приятель. У нас тоже не всё гладко.

— В смысле? – я оторопел, — у Вас?

— Да, — Игорь заметно погрустнел. Мы шли по проселочной дороге слишком медленно. Игорь хотел выговориться, и я слушал его, не перебивая. Он шуршал кленовыми листьями, что валялись под ногами и смотрел куда-то в сторону, — да. Помнишь, говорил тебе… Планировали, что Маша закончит университет, немного получит практики и в декрет уйдет. Мечтали, думали. Уже три года прошло, а она стала совсем другая. Теперь говорит, что не хочет детей. Нам по двадцать восемь, Вовка. Конечно, я всё понимаю… Страшно, непонятно, работа интересная, она талантливый врач. Говорил ей, что сам буду с маленьким сидеть в декрете. Знаешь, думал даже, может со здоровьем что, скрывает? Раньше к усыновлению относилась положительно, теперь вообще о детях слышать не хочет. Если бы со здоровьем – то зачем тогда таблетки принимает? Которые… ну ты понял. И знаешь, только заговорю об этом – сразу обнимает меня и плачет. Или злится. Каюсь, даже следил, может дело в другом? В смысле, совсем в другом.

— Да… — протянул я, — я помню, у вас вся жизнь распланирована была. И гладко всё.

— В том-то и дело, — улыбнулся он, — да планы-то я не против менять, только знать бы, почему человек так резко изменился.

Мы сменили тему и заговорили о школьных годах, о наших знакомых и моём будущем. Игорь сказал, что сегодня в гостях будет хорошая девушка Оля, подруга Маши. «Поговори с ней обязательно, — засмеялся Игорь, — интересная очень, много чего расскажет». Мы подошли к даче. Деревья были усыпаны желтыми и красными листьями, ещё светило солнце, но было прохладно. Совсем немного. Так, чтобы было уютно сидеть возле костра в тёплом пальто и пить самый вкусный на свете глинтвейн, наслаждаясь обществом хороших людей. Игорь пригласил ещё две семейные пары и девушку, Олю. С глазами цвета каштана. Солнце склонилось за горизонт, мы все ещё сидели на улице и много смеялись. Я иногда бросал взгляд на Олю, любуясь, как искры огня пляшут в её каштановых глазах. Игорь играл на гитаре. Мне было хорошо. Так, как не было давно.

img

Сзади мне на плечи кто-то положил свои руки. Оглянувшись, я увидел Машу. Мы почти не общались за вечер, Маша постоянно была в стороне, казалось, что она избегает компании. Мне было тяжело это признать, но Машина красота потускнела. Она больше не была похожа на ангела…

— Как дела, Володь? – она села рядышком.

— Всё хорошо, спасибо за ужин, Маша, — улыбнулся я, — ты превосходно готовишь, как раньше. И спасибо за компанию, мне давно так спокойно не было.

Маша молчала и смотрела на меня этим странным пронзительным взглядом. Улыбка её была холодной и вымученной. Я вздохнул. Маша отвернулась.

— Знаешь, Вова, — она глядела на огонь и на своего мужа, — я любила. Я его очень любила, с малых лет. Но…

— Прошла любовь, завяли помидоры, — хмыкнул я. Отчего-то я разозлился на девушку, сразу догадавшись, к чему она клонит. Маша засмеялась, и в её глазах появились слёзы. Боже, я имбецил, что я несу? – Прости, Машка, я дурак.

— Дурак, — согласилась она, всё ещё смеясь и с трудом сдерживая себя, — ты дурак, Вовка, но Игорь в тебе души не чает. Я тебя прошу. Не оставляй его. Никогда, хорошо?

Я удивленно посмотрел на неё, не понимая, что с ней такое. Но Маша уже поднялась и, всё ещё улыбаясь мне, отправилась делать чай.

Оля оказалась действительно хорошей, самой лучшей. С того самого вечера мы стали встречаться, а после и жить вместе. С ней было удивительно хорошо всегда. С Игорем мы иногда созванивались, но увидеться не получалось – вскоре мы с Олей переехали в Петербург, так как мне предложили свой собственный большой проект. На Новый год мы пригласили их в гости, но Игорь не хотел приезжать один, а Маша в то время уехала в другую страну, куда-то на дополнительные курсы или что-то такое. Игорь был подавлен и расстроен. Мне было жаль. На моих глазах рушилась чья-то любовь. Пообещав себе, что буду звонить Игорю так часто, как смогу, а при случае навещу его, я благополучно забыл о своем обещании, закружившись в водовороте дел работы и предстоящей свадьбы.

xrest

Но второе обещание я все же сумел сдержать. Я вернулся в Москву на майские праздники, обескураженный счастьем – Оля ждала ребенка. Игорь не отвечал на мои сообщения в соцсетях, не брал трубку. Я поехал к нему домой, потому что это молчание было убийственным. Я как мог прогонял из своей головы мысль, что они могли расстаться.

Дверь мне открыл Игорь. Под его глазами залегли темные круги. Он был пьян, но не так, когда пьют в веселой компании. В нём не было жизни. Молча он кивнул головой, чтобы я вошел. Пройдя на кухню, Игорь налил мне водки. Выпил свою, не чокаясь.

— Маша, — он запнулся, — Маши…

Я почувствовал, как моё сердце падает в пропасть.

— Да, — он покачал головой, — извини, не было сил тебе сообщить. Я всё ещё не могу произнести это предложение.

— Когда? – спросил я.

— Первого апреля, — ответил Игорь, — первого апреля, это совсем в её стиле. Опухоль. Головного мозга. Неоперабельная. Всё знала и молчала, только матери своей сказала.

Игорь вдруг засмеялся. Он достал из большой коробки, которая стояла неподалеку, какие-то листочки. Письма и несколько рисунков, и ещё бросил на стол книгу, «Вино из одуванчиков».

— Гляди, — кивнул он на это богатство. Я осторожно взял в руки один конверт. Это было письмо. Игорь продолжил, — знаешь, наврала мне про это обучение. Не хотела, чтобы я видел. Сама три месяца лежала в больнице, у матери в Калуге оставшееся время. Когда мне мать позвонила, это был совсем конец, неделю оставалось. Я не знаю, как это, Вовка. Эти письма… она теперь мне их шлет. Оттуда, я не знаю, как. Пишет, что будет присылать по одному в неделю. Умоляет простить, что не дала попрощаться и не успела родить ребенка. Как это, Вовка? Так бывает разве? Почему никто не заметил? И я. Я ничего не заметил тогда, Вовка. Она же гасла, а я думал, что разлюбила. Как, Вовка?

Я обнял его и заплакал, как мальчишка. Долго, громко и некрасиво. Всхлипывал и сжимал его рубашку, а он только и делал, что спрашивал: «Как, Вовка? Как?» Утром мы поехали на кладбище. Я впервые в жизни подарил Маше цветы, как когда-то однажды мечтал.

— Скоро одуванчики появятся. Маша их любила, — сказал мой друг.

— Мы подарим ей. И ещё сделаем из них вино, — ответил я.

Мы курили и глядели, как проплывают над тихой землей спокойные невесомые облака, куда-то за край горизонта, где их ждет новый дом и другие попутные ветра.

blogspot

Текст: Анна Шишкина.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓